КТО Я
КТО Я

Кто я

Олег родился в небольшом, старинном украинском городке. Кто-то из критиков непременно добавил бы: «провинциальном». Что, в принципе, соответствует действительности. Пинчук — из провинциалов. Но ничуть не стесняется этого. Ломоносов, как известно, тоже не имел столичной прописки. Все мы родом из детства, а детство Олега Пинчука родом из Дрогобыча. Его деревянные                                           

церкви, неспешный провинциальный уклад с «мещанскими» слониками на комоде, продолжают служить скульптору незримым внутренним маяком. За футуристическими формами его скульптур проступает привязанность к традиции и особенности воспитания. С одной стороны – эфирная прозрачность, воздушность, с другой – земная, тактильная узнаваемость.

В своем генезисе Олег пошел «от обратного». Преобразовать объективную и, увы, не всегда лицеприятную действительность он начал уже имея за плечами солидный академический багаж. После мастерской профессора Вронского в Национальной Академии изобразительного искусства и архитектуры второй его аlma-mater стала Высшая школа визуальных искусств в Женеве — своего рода художественный Оксфорд. Пройдя курс под началом выдающегося европейского мэтра, скульптора Мишеля Гирши, он утвердился и весьма полезном открытии: искусство не есть вещь в себе. 

Развиваясь по эволюционной спирали, оперируя категориями науки и подчиняясь универсальным экономическим законам, оно в то же время является высшим, абсолютным продуктом, открывающим художнику всю историю мира, его духовный и, что немаловажно, материальный опыт.

Не случайно из всех форм искусства им была выбрана именно скульптура. Обладая, по сравнению с живописью, меньшим выразительным арсеналом, она дает куда более «конкретный» путь решения художественных задач. Скульптурная работа, как и сам человек-скульптор, имея реальный объем и вес, более реальна в пространстве и времени. И значит, имеет больший шанс «достучаться» до сознания и подсознания зрителя.

Не случаен и выбранный им материал — бронза, природные свойства которой работают на создание осязаемого образа. Хотя, первым скульптурным произведением Пинчука был деревянный орел, каких традиционно делали на Львовщине. Честно говоря, его орел был больше похож на ворону. Это двойное сходство позже стало отличительной чертой его персонажей. Быки с рыбьими плавниками, рыбы с человеческими лицами… в них много общего со скульптурной народной игрушкой, характерной чертой которой было очеловечивание животных. Как, к примеру, животные-обереги у Марии Примаченко, творчество которой Олег высоко ценит. И дальше -глубже, еще ближе к детству человечества — в образность античного мира, где от животного к человеку, от человека к Богу, от Бога к легенде, а от легенды к реальности — совсем уж рукой подать.

Таким образом, Пинчук-пародоксалист воспроизводит один из самых удивительных парадоксов искусства, а именно — такое восприятие художественного произведения, при котором эффект сопереживания, краеугольный момент искусства вообще, возможен без знания зрителем исторического контекста или литературного «сюжета» произведения.

Отличительная деталь фирменного почерка Пинчука — часто используемые подвесные элементы, создающие ощущение живой вибрации. Застигая своих персонажей в фазе балансирования, автор располагает по краям диалектические противоположности, вечно стремящиеся к единству. И в точке их пересечения находится та самая душа «по Юнгу».